В поисках работы

Когда он из старого кожанного портфеля достал здоровенный хуй, я понял — все. Если генеральный директор крупной компании, на публичном семинаре, с присутствием журналистов и специалистов, позволяет себе почти четверть часа размахивать тридцатисантиметровой елдой, так и эдак склоняя конкурентов и врагов компании, посылая их на тот самый прибор и красноречиво рассказывая как и куда он засунет по самые резиновые яйца всем кто посмеет показать лучшие результаты, чем они…
Именно тогда я понял. Отчетливо и даже с небольшим щемлением в груди – это именно та компания, где я хочу работать. Хочу так же иметь возможность достать хуй, и не обязательно резиновый, и воткнуть в лицо все что я думаю, тем о ком думаю.
При очередном, энергичном взмахе, в основании крепко зажатого члена, что-то громко хрустнуло, в руке выступающего осталось мошонка бычьих размеров, а елдень, совершив короткий полет приземлилась акурат в разрез пышных грудей блондинки на первом ряду. Она бросила мимолетный взгляд на залупу торчащую на уровне губ, густо покраснела, и бережно, чувствовался немалый опыт,вытащила двумя наманикюренными пальчиками чужое достоинство.
- Ничего-ничего! Можете оставить себе госпожа Раздолбаева. Буду благодарен, если передадите этот член вашему директору с моими самыми искренними напутствиями, — выступающий гнусно ухмыльнулся в сторону отсутвующего конкурента и достал из потрфеля еще одну гигансткую, уже черного цвета, пипиську.
Я! Я натюрлих! Компания мечта!
Занесло меня на этот семинар, как самого настоящего подонка: я сидел уже пару месяцев без работы, холодильник в своем нутре имел ровно одну пельмень, оставленную пару лет назад на черный день, а желудок требовал не столько пива, сколько горячей мужской еды. Килограмма четыре. Поэтому, я живо откликнулся на приглашение друга посетить семинар с чумовым названием «Управление уровнем удовлетворенности клиента. Типовые и уникальные практики» (я переписал эту поебень из листовки; моя память неспособна удержать столь великолепный бред).
Меня инетерсовал исключительно обед в середине этой встречи, до всего остального было перпендикулярно. Организаторы семинара оказались настоящими суками и на обед пускали только тех кто был зарегистрирован с самого утра. Поэтому приходилось со скрипом в ушах слушать про мистери-шоппинг, колл-центры и прочую хрень. И кто мог подумать, что именно на этом великосучном мероприятии я найду Компагию-Мечту!
Первым делом, следовало определить кто им был нужен из ит-специалистов. В компании-мечте я был готов работать даже лошадью прижевальского — ржать и кусать за задницы девок на полставки. Но с единственным условием. Дайте мне резиновый хуй!
Программистов и проектировщиков баз данных им не требовалось. Совсем. Требовались чернорабочие в виде сисадминов и инженеров поддержки. Требовались еблые воротнички в виде телефонистов и аналитиков. Наконец, вот оно! Требовался начальник отдела веб-дизайна. Не бог весть что, конечно, но на голодный желудок, даже флэш можно попробовать рисовать. Хоть и противно, откровенно говоря.
Совсем скоро, на цветном принтере было отпечатано с десяток сертификатов, свидетельствующих о моей невьебенной квалификации в области дизайна электронных страничек. Пара подонков были предупреждены о том, что с этого дня и до особого пинка, они ит-директора крутых компаний и должны по первому зову мобилы давать мне чисто пацанские рекомендации. На обычном русском языке, без албанского наречия и с подвывертом в виде слов «способен на создание агрегированной палитры» и «обладает экзестенциональным форматом шрифтов».
Первые два этапа собседований – с кадровичкой и будущим начальником, прошли без эксцессов. Кадровичка была очарована моим франзцузским прононсом (ну пернул я пару раз) и приглашением на ужин сегодня вечером, а будущий шеф прямо таки расплылся жирной кляксой по столу, после моего обещания выгнать всех дармоедов из отдела и захуячить такой дизайн в одиночку, что Тема Лебедев со скуки удавится.
Следующие два этапа были сложнее. В соответствиии с тайной инструкцией самого Главного, каждый сотрудник должен был пройти проверку на детекторе лжи. Тут я в первый раз усомнился в его подонковской сучности, но картина хуя, которым я могу тыкать где не попадя и в кого попало, затмила возникшие было сомнения.
Эту железку хуй обманешь! Блять, они сразу поймут какой я зачетный подонок и из-за зависти не возьмут в свой коллектив.
Но на помощь, как всегда пришел интернет. Через пару дней, готовый к любой проверке на любой заморской технике, прихрамывая на левую ногу и оттопырив левый локоть я приковылялв к кабинету и постучал в дверь комнаты, где проводилась экзекуция.
Дверь открыла… Бляяя… Словами это не описать. В общем жопа как у Бритни Спирс, грудь как у Анджелы Джоли, а ноги, ммм, зачетные в общем ноги. На лицо я даже не смотрел, чтобы не потерять дар речи и уставившись куда-то в район ее ширинки, че-то пробормотал.
- Вы на проверку? — этим голосом я был готов умываться каждое утро, настолько он был чист и хрупок.
- Ммм… Н-да. Вы проверять будете чо-ли?
- Проходите к кушетке. Оголите торс и ложитесь, — многозначительно промурлыкала телка и исчесла с поля зрения.
На мгновение задумавшись какую именно часть тела она попросила оголить, я снял рюкзак, бейсболку и носки. Завалившись на кушетку, я по советам знающих из интернета, попробовал погрузиться в спокойное состояние. Нужно было представить что-то очень приятное и умиротворяющее, пульс замедлится, давление сравняется, дыхание глубокое, глаза чистые, ее груди колыхаются в такт полупопиям…
Я в море… на большом надувном плоту. Вокруг – ни души. Чайки и волны. Рядом, на плоту, пошевелилась миниатюрная и совершенно голая мулатка. Смотрящие в разные стороны и чуть блестящие пуговки сосков, четкие линии живота и талии, самую малость курчашек дальше и длинные, с маленькими коленками ножки. Ух! Она повернулась ко мне лицом, острым язычком облизала губки и сама себя шлепнула по попке, словно зовя куда-то. Да, милая. Да!
Блять, почему я в плавках! Какого хрена она голая, а я тут девственника из себя изображаю? И чайки эти заебали срать! Стоп. Груди. Дыхание спокойное. Попа. Пульс ровный. Курчашки. Разум чист. Солнце. Давление в норме. Море. Взор ясен и чист.
Я начал снимать плавки, но что-то отчаянно мешало. Я дернул сильнее. Ну же скорей! Видишь, ее ноги уже готовы охватить твой… тьфу блять… торс! Заело. Ну же!
- Молодой человек! Что вы себе позволяете! – голос сисястой выдрал меня из медитации. Я взглянул ей в глаза и утонул. Однако она смотрела куда-то в район моего паха. Я приподнялся и сам охуел – из ширинки торчал кол, еле прикрытый трусами. Интересно, кто мне расстегнул ширинку? Ни хрена себе помедитировал.
- Ммм… Жарко тут у вас. Вот, вентилирую, — пробормотал я, отчаянно покраснев.
- Рубашку снимите. И ложитесь, — распорядилась та и повернулась ко мне попой, настраивать прибор. Зря она это сделала. Я только-только стал застегивать штаны, как хрен при виде ее булок выскочил из штанов, как из той табакерки и был жестоко прищемлен замком молнии. – Ууу… Мляяя, — только и смог я промычать.
- Что вы говорите?
- Да так ничего. Хорошая погода, не правда-ли? – за окном тем времнем хуярил дождь. Почти потеряв надежду я пытался запихать молодца на место прописки, но тот, словна гончая при виде лисы, рвался в бой.
- Ложитесь-же, я вам сказала!
- Кгхм… Можно я сидя посижу? Ну то есть, лежать в вашем присутсвии я могу только… Не могу я лежать, — я запутался в гормонах окончательно и умоляюще взглянул в область ее ширинки.
- Хорошо, — она начала цеплять какую-то хуйню мне на бошку, руки и пузо. По ранее прочитанным отзывам я знал, что эти датчики способны считать все, даже мою эрекцию. Стыдно-то, пиндец.
- Сейчас я задам вам несколько простых вопросов для настройки аппарата. Прошу вас отвечать «да» или «нет» и ничего более. Вы все поняли?
- Ептыть! А то!
- Прошу отвечать «да» или «нет», — повторила деваха.
- Ну… да.
- Ваше имя Казимир?
- Да, — ответил я. Вообще-то я Кузьмой всем представляюсь. Потому что это откровенное палево представляться Казимиром. Кроме как козявкой и соплей не называли, на худой конец – козлом.
- Вы женщина?
- Нет! — она чо, ебнулась? Видела же, что у меня в штанах, какая я тебе женщина?
- Вы женаты?
- А вы с какой собственно целью, — бабец хмуро взглянула в мою сторону, — Нет! – выпалил я.
- На этом настройка закончена. Прошу вас внимательно и неукоснительно выполнять мои просьбы. Я начну вам задавать вопросы, отвечать нужно «да» или «нет». Прошу вас не задумываться над ответом и говорить правду. Вам все ясно?
- Конечно! Да, то есть.
- Хорошо. Начинаем, – она в волнении начала сводить и раздвигать ноги, многие девки так делают, когда напряженно работают. Мои глаза начали сходиться и расходиться вслед за ее коленками. Мозг очистился. Почти от всего. Кроме коленок. Пульс ровный. В такт шуршанию чулок. Дыхание… Блять.
- Вы учились в школе?
- Да, — дыхание спокойное, я в трансе от задирающейся и сползающей обратно юбки.
- Вы были отличником?
- Нет.
- Вы работали в Мелких и Мягких?
Тааак, начинается. Все внимание на коленки.
- Да.
- Вы употребляете наркотики?
На этом вопросе она перестала ерзать коленками, мои глаза сошлись к переносице, дыхание сбилось, медитация полетела к черту. Пора приступать ко второй стадии. Я чтобы было сил топнул каблуком ботинка внутри которого, напротив пятки, располагалась обычная канцелярская кнопка.
- Ааа! Мляяяя! – из глаз полились слезы, до того была дикая боль. Хорошо, что я не решился репетировать именно этот способ уклонения от честных ответов.
- Что с вами? Повторяю вопрос – вы употребляете наркотики?
- Нн... еее… т! – кнопка видимо засела в какой-то нервный узел. Я сморщил пятку в попытке выковырять оттуда канцелярию. Кнопка сидела крепко.
- Вы гомосексуалист?
Тут я успокоился немного. Я был чистейших кровей любитель баб. Пидоров ненавидел жутким холодом и беспристанно морща пятку, безо всякой задней мысли ответил:
- Нет.
Девица склонилась с хмурым ебалом над своим прибором. Что-то ей не нравилось.
- Вы брали в руки чужой мужской половой член?
Ни хуха себе вопросы! Сразу вспомнился случае в бане с отцом, когда мне было лет шесть. Все по классике: скользкий пол, подскользнулся, схватился, очнулся от крика бати. Говорят анекдот такой есть. Батя с тех пор со мной в баню ни разу не ходил. Впрочем, он ни с кем больше в баню не ходил. И братана у меня нет. Странно.
Я снова топнул ногой, кнопка вошла как по маслу в уже протороенное отвертстие.
- Ммм… Нет! – мужественно сдерживая рыдания от батиного несчастия, ответил я.
Девице опять что-то не нравилось. Она взглянула на датчики, поправила один из них, задев по моей груди с которой градом валил пот.
- Вы брали чужие вещи без спроса, иными словами вы воровали?
Наступила третья стадия. Спрятав руки за спину я выдавил полпузырька мази на ладонь.
- Что? Извините не расслышал вопрос, — тянул я время, пройдясь ладонью с прокаином крест-накрест по груди и пузу, а потом по спине. Тело мгновенно покрылось мурашками и отчаянно зачесалось. На местах куда попал крем выступили красные полосы.
- Вы воровали?
- Нет! Как вы могли такое подумать?
- Отвечайте «да» или «нет». Что это с вами? – она указала на красный крест на моей груди.
- Нет.
- Что нет? – тупо уставилась она на меня.
- Да. Ага — да. И нет.
- Что у вас с лицом? – не унималась девица. Меня потихоньку начинало колбасить. От медитации, канцелярии в пятке, заморозки по всему телу. Оставалось еще пара-другая способов обойти честные ответы стороной. Но стало как-то тошно. Девица эта намалеванная. Директор с хуем.
- Вы приносите реальную пользу работодателю? – не успокивался длинноногий детектор лжи.
Рукой в кармане я задействовал девятивольтовую батарейку с контактами подведенными на бедро.
- ДА! – заорал я как раз в тот момент, когда тело пронзил некислый такой разряд тока.
- Что с вами? – задала девица риторический вопрос.
- Впрочем, на этом проверка закончена. Можете одеваться. Результаты вам сообщать позднее.
- ДА! – снова заорал я, потому что тело продолжало нехуево трясти током. Выключатель видимо перемкнуло.
- Вы свободны!
- ДА! А! ДА!
- Результаты вам сообщат… — ее голос потонул за хлопком двери. Я словно сайгак, рванул к ранее примеченному сортиру. Расстегнул ширинку, оттуда вывалилась колбасень. Левой рукой направив струю, я долго еще не уставал повторять: ДА! Я! Я натарлюх! ДА!
Прокаин который остался на ладони, очень некисло обморозил член. На месте крепления контактов батареи теперь не растут волосы. На месте нанесения прокаина на тело – тоже.
Теперь я ненавижу море. И мулаток. Ненавижу резиновые члены и эту компанию.
Работу я скоро нашел. Но это совсем другая история.
А детектор лжи я потом выебал. Девку в смысле. Ничего так, бабец. Мы с ней в унисом орали ДА! Еще! ДА! Я! Оссобенно после того как я снова включил батарейку. (с)
Оцените эту новость:
Ваша оценка будет первой!

Комментариев: 0

Войдите, чтобы оставить комментарий